понедельник, 7 января 2013 г.

Разум и чувства / Sense & Sensibility (1971)

  Финальный аккорд разума и чувств). Нет, я конечно в курсе, что сейчас стараются использовать более точный перевод Sense and Sensibility ‒ Чувство и Чувствительность, но оставим уж как есть, как сложилось переводческо‒исторически. Забавно, что в качестве финальной (на сегодняшний день) точки выступает хронологически самая первая телеэкранизация романа 1971 г.
  Фанни Дэшвуд традиционно является мастерицей по созданию крестиков и интриг. Особенно если речь идет о том, чтоб уговорить и без того жадного муженька, отступиться от слова, данного отцу.


Иголочкой тык‒тык, глазками хлоп‒хлоп. Ну разве можно отказать такой лапочке?
Обращает на себя внимание и плетеная корзинка с нитками и прочими вышивальными присопособами.


Дамы из второго семейства Дэшвудов не особо замечены в тяге к рукоделию. Если вот только маман изредка возьмется за иголку. Но тут скорее дела белошвейные.


Возвышенной Марианне и вовсе в голову не придет занимать свое время рукоделием.
Зато красивый экран с вышивкой то и дело мотыляется на заднем плане в гостиной.


Фанни, Фанни ‒ наша пчелка, и на пяльцах, и на станке. И ведь палантин на руках ни разу не мешает и не сковывает движения.


Только сейчас её радостному настроению придет конец. Глупышка Нэнси Стил по простоте своей выложит секрет своей сестры и Эдварда Феррарса, брата Фанни.


Через секунду станок окажется на полу. Да уж, при таких новостях не до вышивки)