пятница, 15 февраля 2013 г.

Жены и дочери / Wives and Daughters (1999)

    И еще одна экранизация романа Элизабет Гаскелл. Овдовевший мистер Гибсон семь лет воспитывал сам свою дочь, пока та не выросла из девочки в барышню. И тут его озарило, что надо в дом привести новую жену, которая и будет обучать Молли всяким девичьим штучкам, и заодно за ней приглядывать. Он берет в жены Клер, бывшую гувернантку,  с которой у  Молли уже была конфликтная ситуация в детстве. В общем, как ни крути, а любви и тепла в этих отношениях не предвидится.
Молли вся в ботанических перерисовках, а Клер (ох, она же нынче именуется Гиацинтия, вот так решила) вышивает какую-то салфетку.



   Интересная перемена. Служанка сообщает о визите мистера Престона. И новая мадам Гибсон тут же снимает домашний передник и меняет вышивку, сейчас она уже занята работой на пяльцах.


   Что же там такого интересного вышивается? Какой-то дохленький цветочек. Эх, нет чтоб взяться за грандиозное полотно. И нам интереснее было бы)


   Несмотря на тщетные попытки полюбить свою эгоистичную и честолюбивую мачеху, Молли находит подругу в лице своей сводной сестры — Синтии. Правда, у неё и мамашки куча тайн, и явно одна из них связана с мистером Престоном, от которого Синтия тоже пытается спрятаться за рукоделием.


А вот и Молли за рукоделием. Небывалый случай.


   Ну, далее все возвращается на круги своя. Клер, ой, то есть Гиацинтия и Синтия вышивают при тусклом свете свечи, а Молли царапает пером картинки.


Красивая ажурная мережка выходит из под иглы миссис Гибсон.


   Мистер Гибсон отчитывает приемную дочь Синтию за легкомысленное отношение в общении с молодыми людьми. Та пытается спрятаться за вышивкой. Мне вообще нравится эта привычка. Хоп и тут же уставился в рукоделие, главное, чтоб не смотреть глаза в глаза.
  

     А тут уже Молли приходится в компании сестриц Браунинг, которые считают своим долгом опекать её, отстаивать репутацию Синтии. Правда, по доброте душевной и сама потом влипла в пересуды, покрывая делишки Синтии.


"Да не может быть!"
И снова вышивает какую-то мелочевку.


   Ближе к концу интриги начинают рассеиваться, сплетни затихать и Синтия вроде тоже определяется с тем, кто больше дорог её  сердцу. МамА решительно входит в комнату, неся в руке большую раму с вышитым полотном.


И снова нелицеприятные разговоры под видимость занятости рукоделием. 
Славная плетеная коробочка для хранения ниток у мамА.


А Синтия резко прыг к шкатулке и тоже делает вид, что ей сейчас крайне необходимо поперебирать мулине.
  

Вечерние посиделки. Бозе-бозе! У Молли в руках настоящее большое красивое полотно, которое она вышивает шелком.


И снова любимый приемчик - схватиться за вышивку в нужный момент.
 Я просто влюблена в этот столик - шкатулку из орехового дерева.


Ну и напоследок. Синтия таки ускакала замуж в Лондон. А Молли с мачехой рукодельничают. 


Она пока еще не знает, что её судьба уже не за горами. Да что там! Вот она, практически за углом дома стоит. Вернее, у ворот. Под проливным дождем.


Жаль, что финал ненастоященский. Гаскелл так и не дописала этот свой роман ...