четверг, 14 ноября 2013 г.

Горькие тропики / Tropiques amers (2007)

  Конец XVIII века, Мартиника. Владелец тростниковой плантации Теофиль Бонавентур, его жена Олимпия и любовница - рабыня Адель вовлечены в события, которые отражают непростые отношения между хозяевами и рабами и напрямую зависят от политической ситуации в самой Франции, переживающей смутные времена революции и установления Первой респулики. Рабыня Изаура на французский манер: рабы-столбы, любовь-морковь, вуду-шмуду и прочие атрибуты любовно-приключенческой драмы в колониальных интерьерах.
  Рабыням на плантации не до вышивок, хозяйке дома тоже, она топит грусть-печаль в вине и карточных играх. Другое дело рабыня - горничная, не так часто, но все же за вышивкой вензелей застать можно. 


  Спустя 18 лет, проведенных после побега из рабства на Гаити, Кояба возвращается на Мартинику в чине генерала. И первым делом бежит встретиться с Аделью, которую любил когда-то, но не посчитал нужным взять с собой в побег. А за его спиной на столике у стены пяльцы на ножке детектед.


Бурная встреча бывших любовников на фоне все тех же пялец)


   Но с Аделью почти за два десятилетия тоже много чего произошло. Она связана клятвенным обещанием быть любовницей хозяина и никогда не покидать его. И уже столько воды утекло, и столько всего случилось, что хозяин-вдовец решает дать свободу Адели и жениться на ней, только чтобы удержать её при себе. "Молодожены" на фоне пялец, которые теперь переместились со столика на этажерку у другой стены. В общем, с вышивкой никто не замечен, но пяльцы по дому мигрируют)).


Пара картинок вышивки в изделиях. Свадебное платье Олимпии, первой жены Теофиля.


Олимпия возлежит на вышитой шелком подушке и мечтает, что уговорит мужа бросить плантации и вернуться во Францию. Можно было обойтись и без этого кадра, но уж больно тут Леа Боско хороша и похожа на молодую Николь Кидман.


И бонус. Адель. Патамуштанельзябытьнасветекрасивойтакой!