понедельник, 22 февраля 2016 г.

Борис Годунов (1954)


   "Вдовствующая невеста" Ксения Годунова скорбит по внезапно скончавшемуся от горячки жениху ‒ принцу Иоанну Шлезвиг‒Гольштейнскому ‒ брату датского короля.
 Милый мой жених, прекрасный королевич, не мне ты достался, не своей невесте – а темной могилке на чужой сторонке
 А.С. Пушкин "Борис Годунов"
― И, царевна! девица плачет, что роса падет; взойдет солнце, росу высушит. Будет у тебя другой жених и прекрасный и приветливый. Полюбишь его, дитя наше ненаглядное, забудешь своего королевича.
― Нет, мамушка, я и мертвому буду ему верна.

   И хоть в трагедии Пушкин описывал Ксению просто целующей портрет своего несостоявшегося жениха, в экранизации эту сцену расширили демонстрацией рукодельных навыков царевны. Не без основания между прочим.
  В музее Троице‒Сергиевой лавры хранятся два примера древнерусского шитья, считающиеся рукодельем царевны ‒ вкладом, сделанным ею в период сватовства:

   Покровец для изголовья гробницы СергияРадонежского, на котором вышито изображение Пресвятой Троицы. Согласно монастырской описи, это вклад царя Бориса Годунова "от усердия и трудов дочери его царевны Ксении Борисовны в 1601 году".


   И индития (покров на жертвенник) "Предста Царица одесную Тебе", выполненная за счет комбинирования пятнадцати различных узоров и швов. По монастырской описи она "вышита собственными трудами и пожалована в обитель пр. Сергия царевною Ксениею Борисовною Годуновой в 1602 году".