К основному контенту

Сон в красном тереме / Hong Lou Meng (2010)


  В одном можно быть уверенным наверняка ‒ если действие фильма происходит в феодальном конфуцианском Китае (ну, может за исключением фильмов того же периода о боевых искусствах), то кто-нибудь да обязательно появится в кадре с вышивкой. Естественно, в сериалах эти вышивальные эпизоды многократно увеличиваются. А что уж говорить об экранизации классики, в оригинале которой автором вышивка упоминается чуть ли не на каждой странице?!
  Итак, самая "свежая" пятидесятисерийная (!) телеадаптация "Сна в красном тереме". Внося в коллекцию киновышивок более раннюю экранизацию, я уже оговорилась, что совершенно невозможно при таком обилии вышивальной тематики в произведении, заниматься кратким пересказом каждого конкретного эпизода. И уж тем более нет смысла повторяться в том, что было уже написано (см. Сон в красном тереме, 1987). А так как я вся из себя такая оригинальная, то и поступлю не менее оригинально: сегодняшние картинки будут сопровождаться оригинальным цитатами из романа. Просто иллюстрация каждого эпизода без общей связующей нити между ними.
    К счастью, с ней были две преданные служанки. Они помогали хозяйке вышивать, та продавала вышивки, а вырученные деньги отдавала отцу, чтобы хоть частично возместить расходы на свое содержание.


    Баочай, одетая по-домашнему, с собранными в узел на макушке густыми волосами, сидела на краю кана, склонившись над столиком, и вместе со служанкой Инъэр переснимала узоры для вышивания.

   Но о них мы говорить не будем, а расскажем о том, как Баоюй пришел во двор Грушевого аромата. Первым делом он навестил тетушку Сюэ, она сидела в окружении служанок и что-то вышивала.

   Баоюй проворно соскочил с кана, побежал к двери и рывком откинул красную шелковую занавеску. Баочай сидела на кане и вышивала.

Эпизод в романе с обидевшейся Сижэнь обошелся без вышивки, но сериале решили не мелочиться, пусть себе сидит и дуется за работой.

   Между тем Баоюй, которого Сижэнь увела домой, войдя в комнату, увидел Юаньян. Лежа в постели, она рассматривала вышивки Сижэнь.

   Он свернул в боковую калитку и направился к дому госпожи Ван. Здесь несколько служанок дремали с вышиваньем в руках.

   Баочай поглядела на вышиванье в руках Сижэнь. Это был набрюшник из белого шелка на красной подкладке, Сижэнь вышила на нем утку и селезня среди лотосов. Лотосы были красные, листья темно-зеленые, а утки пестрые.

   Увлеченная вышивкой, Баочай не подумала о том, что остается наедине с Баоюем. Девушка села на место Сижэнь и снова принялась рассматривать узор. Вышивка была до того хороша, что Баочай не удержалась, взяла иголку и принялась вышивать.

    -  Давайте я схожу, - предложила Цинвэнь, откладывая вышиванье.

  Платок, который Баоюй попросил во время своей болезни передать Линь Дайюй в знак внимания, на одном из которых она тут же написала трогательные лиричные стих - признание. В романе акцентируется внимание на том, что платки шелковые и не новые, как знак особой привязанности и доверия. Именно этим платком Дайюй утирала слезы у постели страдающего Баоюя.


Сюэ Баочай за разговорами и вышивкой в своем алькове.

    Юаньян в это время вышивала у себя в комнате и, заметив госпожу Син, проходившую мимо, встала.
 – Что ты делаешь? – спросила госпожа Син, взяла у Юаньян вышиванье и с улыбкой проговорила: – Дай-ка посмотреть!
 Юаньян молчала.
    – Да это замечательно! – воскликнула госпожа Син.
 Она отдала девушке вышиванье и внимательно ее оглядела.

  Услыхав это, Баоюй раздумал идти к Сичунь и последовал за Сяоло в павильон Реки Сяосян. Там он застал не только Баочай с младшей сестрой, но и Син Сюянь. Девушки сидели возле жаровни и болтали. Цзыцзюань, примостившись на кане у окна, занималась вышиванием.


   Цинвэнь подпорола подкладку, подставила бамбуковые пяльцы величиной с чайную чашку, вдела нитку в иголку и, наметив основу, стала наносить на нее узор, такой же, как на плаще. Цинвэнь была до того слаба, что после каждых пяти-шести стежков ложилась передохнуть.


  Дело было в полдень, и Дайюй как раз прилегла отдохнуть. Баоюй не стал ее тревожить и, заметив на террасе Цзыцзюань с вышиванием в руках 


  Эрцзе, когда появился Цзя Лянь, сидела на кане у южной стены и вместе с двумя девочками-служанками занималась вышиванием.


Эрцзе и Цзя Лянь тайно обмениваются подарками, что свидетельствует о сговоре в амурных делах. вышитый мешочек для орехов, да и вышивка на пяльцах под рукой.


    Вот и сегодня, бродя по саду, она свернула за небольшую искусственную горку половить сверчков и вдруг увидела на траве мускусный мешочек с вышивкой. Только вышиты были на нем не цветы и не птицы, на одной стороне – два голых обнявшихся человека, на другой – иероглифы. Девочка не поняла, что это любовная сцена


    Дайюй постепенно поправилась, и у Цзыцзюань убавилось хлопот. Прослышав, что монашек требуют ко двору, она, ничего не подозревая, пошла в дом матушки Цзя разузнать, в чем дело. Здесь она встретила Юаньян и принялась с ней болтать.


    Глядя на пояс, молодой Цзян вспомнил о былой дружбе с Баоюем и преисполнился почтением к жене. Он показал Сижэнь зеленый пояс, который выменял когда-то у Баоюя на красный, и Сижэнь догадалась, что муж ее не кто иной, как Цзян Юйхань, о котором ей когда-то рассказывал Баоюй. Только теперь девушка поверила, что ее брак предопределен судьбой, и поделилась своими мыслями с мужем.


  Вот так. Кто умер, а поумирало к концу прекрасных барышень (и не только) немало, кто ушел странствовать с монахами, кто вышел замуж ... А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо!

Популярные сообщения из этого блога

Сирано де Бержерак (2006)

Ольге Кабо, пожалуй, уже можно присваивать звание почетной вышивальщицы нашей коллекции. Третей раз она уже замечена с иглой у вышивального станка. На сей раз  в образе все той же Роксаны в телевизионной версии театрального спектакля по бессмертной пьесе Эдмона Ростана. 

Рекламная пауза

Опа ‒ опа ‒ опа! Снова неформальный юбилей ‒ пост нумер 777!
А по сему и сам пост будет неформальный ‒ вышивка в рекламе. Тема отнюдь не новая. В рамках рекламной кампании бренда Dolce&Gabbana 2012 года на съемочной площадке встретились три роскошные дивы:  Моника Белуччи, Бьянка Балти и Бьянка Брандолини Д`Адда.
  Дамы со статистами вновь перевоплотились в членов большой и шумной итальянской семьи. Мы словно видим их фотоальбом: здесь и праздник, и ссоры, и шумное застолье. И даже занятные посиделки во дворе под вышивку и прочее рукоделие.



Подпольная империя / Boardwalk Empire (2010)

Вышивка не раз выручала женщин во время нелицеприятных разговоров, помогая отвлекаться и выигрывая время для ответа.